НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ РЕСПУБЛИКИ АЛТАЙ

имени А.В. Анохина

×

Внимание

Simple Image Gallery Pro Notice: Joomla!'s /cache folder is not writable. Please correct this folder's permissions, clear your site's cache and retry.

15 писем Гуркина в музей передал его правнук

Бесценный дар Национальному музею сделал правнук Гуркина, внук его дочери Ангелины – Виктор Штерн из города Боброва Воронежской области. Всего он передал в музей 15 писем, написанные художником в 1928, 1931, 1934, 1935, 1936, 1937 годах семье его дочери Ангелины Гуркиной-Штерн. Все они открывают детали из биографии Гуркина.

Представляем вниманию читателей документ из этой подборки - письмо Г.И. Гуркина семье его дочери Ангелины Штерн от 3 октября 1935 г. В связи с механическими повреждениями бумажного носителя текст письма печатается с небольшими купюрами; орфография и пунктуация оригинала приведены в соответствие с современными нормами, сохранены авторские подчеркивания.

Онос. 3-го окт. 1935 г.

Получил вчера ваше письмо с фотографиями Миши и Тани. Таня вышла хорошо, мечтающее выразительное лицо в будущем крепкого человека, обладающего силой ума и большой воли–настойчивости. Это Таня во младенчестве. Я так думаю по-своему. Бывает много так: в детстве хилые, болезненные, но зато потом – настойчивые в своих достижениях, способные в науках, крепкие, непоколебимые духом. Такова должна быть Таня. Так пусть же она растет и крепнет! Миша тоже хорошо снят, хотя и пошевелился немного. Хорошая поза – профиль. Он тоже думает о ледоколе «Садко», ломающем северные льды в своих великих исследованиях, - и ему, Мише, хочется сильнее нарисовать его, чтобы послать в далекий Онос к дедушке, и тем самым поделиться с дедушкой своими думами-мыслями и достижениями красочных рисунков.

Благодарю вас, Павлик, Галя, Миша и Таня, за приятное письмо и за те заботы, чтобы не забыть дедушку и посылать ему известия о своем житье-бытье. Мише спасибо за его милые рисунки пароходов, дирижаблей, аэропланов, паровозов, водокачек – Миша молодец! Прекрасный мальчик – будущий техник и строитель социалистического бесклассового общества победоносного пролетариата, борющегося за мир, за победу международного пролетариата.

Я очень рад, что вы все, мои дорогие, живы и здоровы и работаете, как подобает работать всем советским гражданам. Я рад и за Васю-Сартакпая, что он написал вам о себе и знает из моих писем, где вы живете. Это хорошо. А вот Гена живет как будто хотя и близко и имеет много свободного времени, плоховато. Он мало кому пишет. Жалуетесь вы и Вася, что он вам не пишет. Он и мне также мало пишет. В год я получил от него одно письмо, в котором он писал мне, что потерял все свои личные документы и по восстановлении их приедет ко мне в Онос <…> Здоровье и так у него плохое, ревматизм, катар желудка и др. Нужно избегать вредного лишнего, крепче взяться за режим питания, за изучение-приспособление организма к пище и через это - к самоизлечению. «Человек должен быть сам себе врач». Нужно иметь настойчивость-дерзость, это во что бы то ни стало уничтожить-победить свою болезнь. Вот Гене это и надо.

Мне очень приятно читать ваши письма, где вы, вся семья, живете одной мыслью, чтобы излечить свои недуги: ревматизм Гали, Миши и Тани. Побывать на курортах, – видеть культуру центров и вооруженными здоровьем, опытом жизни, вернуться на Алтай, чтобы служить советским социалистическим идеям – «Жить здоровыми, радостно исполнять свой труд, жить в довольстве и зажиточно-культурно».

Вася меня радует своими письмами-думами. Он здоров, радуется и гордится своими достижениями в труде. Он не унывает, верит в настоящее и в будущее своей хорошей жизни. Письма его полны бодрости духа. 

Моя личная жизнь – та же, как и раньше. Я не изменился во взглядах на жизнь, природу, искусство. И несмотря на то, что организм стареет-слабеет и иногда трудно бывает работать, и в особенности при работе в живописи чувствую, что глаза уже не те, как в молодости, я не падаю духом и не болею пессимизмом. - Наоборот, только теперь, при Советской Власти, при строительстве Социализма мне хочется жить весело-радостно и безболезненно, продолжать свой труд! И я живу этим! Все трудности-невзгоды в жизни пройдены! И я не обижался на эти трудности, не падал духом. Я верил, что в ненастье-непогоду над нами светит солнце. И я не унывал – носил это солнце в душе с собой, и мне было весело. И я верил, что эти живые лучи будут греть и освещать радостный путь не один мой личный – а многих! И вот я живу в этом свете. Я люблю его – это моя жизнь радость – радость миллионов трудящихся Советской страны – нашего пролетарского Государства.

Люблю читать газеты и чувствовать, как богатеет и крепнет наша Родина Советский Союз. И хочется жить, жить и видеть эту радость миллионов – и мою, и Вашу…

В Оносе у меня в усадьбе идет стройка. Ремонтируются заново дом, мастерская. Дом и мастерская покрыты новыми тесовыми крышами. Перебраны в мастерской полы, потолки новым, гнилое выброшено. Вырезаются стены и вставляются большие светлые окна. В здании мастерской готовятся два помещения -комнаты светлые, высокие, теплые, где будет возможно писать и большие картины, и вывешивать много алтайских этюдов, изображающих прекрасный, красочный, цветной, солнечный Советский Алтай – Ойротию. Старый – угнетенный при царизме, и новый - свободный от пут при Социализме…

В доме построена новая веранда, будет сложена из чемальского совхозного кирпича в передней комнате-кухне кирпичная печь. Перекрыты новым тесом кладовая, крыльцо, сделаны новые ступени. К Галиной печке, в средней комнате (где я теперь пишу заказы-картины), я выложил из кирпича трубу - до теса. Перекрыл амбарушку и каменный погреб, стены которого переложил основательно-прочно: устроил хорошую дверь и вход – ступени снаружи. В крыше погреба проведена вытяжная труба. Удобно. Хорошо. Не попадут хомяки. Сейчас там на зиму сложены овощи: брюква, морковь, свекла, редька, и будут кадочки с соленой капустой.

Подполье в передней очищено, яма для картофели расширена, и в ней засыпано хорошей сухой картофели 280 ведер. Около стен в ней настланы тесины, и на них сложено больших желтых, зеленых, полосатых – около сотни тыкв. Все это свежие продукты на зиму. (Погода – осень стоит золотая, солнечная, теплая). Наш колхоз имени Кирова в Оносе, да и многие другие нынче на Алтае, убрались с хлебом засухо, сдали государству и засыпали семена полностью. Урожай хлеба, картофели хороший!.. Урожай кедровых шишек–ореха хороший. Ожидают белку…

Дальше о своем хозяйстве. Подвал для пчел в дальней – переделал-улучшил. Под матками - в земле - обложено плитняком с глиной всё кругом, чтоб ни мыши, ни хомяки не могли беспокоить пчел зимою. Весною ульев с пчелками у меня было 8: 6 - даданы и 2 колоды. Роев посадил четыре: «Таня», «Миша», «Сартакпай», «Галя» и «Гена» (купил рой у Игн. Иван.). Всего 13-ть ульев. Пока сухо, ведро - стоят в саду. Меду здесь, в Оносе, за лето пчелки взяли немного, во время медоносов были дожди. Но все-таки сильные семьи дали и хозяину по полпуда, и хорошо приготовились на зиму. Еще у меня один рой «Шарль Стеер». Французский писатель, в его посещение меня для обозрения этюдов вышел этот рой, и я назвал его – его именем.

В мастерской сейчас вставляют косяки, мажут стены, готовятся белить. Будут сложены - в двух - больших рабочих - выставочных-комнатах две печи-голландки. Весь ремонт проводится по Постановлению Ойротского облисполкома – ассигновано 10-ть тысяч рублей. Из Горстроя прислан облисполкомом десятник – руководитель ремонта т. И.В. Сарычев. Ойрот-область в лице т.т. Хабарова П.С. и Сафронова С.С. согласились на мое предложение, чтобы моя мастерская была отремонтирована (оставлена на месте – как память, где работал я свою большую часть картин и этюдов) и служила базой для приезжающих в Ойротию из разных городов Союза художников на лето, чтобы писать Алтай. Нынче у меня жили два художника из Ленинграда и один - из Москвы… Алтай очень нравится и художникам, и туристам, а их было много нынче. База туристов в Аскате… Как видите, Советская Ойротия ценит и заботится об искусстве. В Ойрот-Туре для худ(ожественной) шк(олы) и картинной галереи (по словам Сафронова С.С.) будет строиться каменное двухэтажное здание – внизу худ(ожественная) школа, вверху – для картинной галереи. Сейчас в Ойрот-Туре строится Дом Советов - пятиэтажное здание, куда войдут все областные учреждения, и Улала разгрузится от занимаемых теперь многих учреждений. Больше будет квартир для трудового населения – рабочих и служащих.

Заказов мелких (для туристов) и крупных много. Например, вчера с вашим письмом из Ленинграда от Академии Наук – Музей истории религии - заказывают написать две картины: «Камлание» (Устугу – жертва Ульгеню) и «Моление бурханистов» (буду исполнять и начинать скоро). Теперь для моей работы по живописи все условия благоприятны. Только было бы здоровье. Вот так, милые мои Миша, Таня, Галя, Павлик… Будьте Вы здоровы! Пишите!

Ваш дедушка Чорос. 3-го окт. 1935 г. Онос

Вот и все мое письмо к Мише – Тане! Пишите и вы мне о себе. Целую Мишу – Таню и вас! Будьте здоровы!

Примечания:

К письму приложены рисунки, подписанные как "Рисунки ремонта в Оносе"

семья дочери Г.И. Гуркина Ангелины Григорьевны Штерн жила в 1935 г. в г. Горьком.

Адресаты письма: Ангелина (Галя) Григорьевна Штерн (1901-1948) – дочь Г.И. Гуркина; Павел (Павлик) Дмитриевич Штерн (1897- 1986) – её муж; Михаил Павлович (Миша) Штерн (1930-1995) – её сын; Татьяна Павловна (Таня) Штерн (1934? -?) – её дочь.

Упомянутые в письме сыновья Г.И. Гуркина: Вася-Сартакпай (Василий Григорьевич Гуркин, 1907-1961?), Гена (Геннадий Григорьевич Гуркин, 1904 – 1937).
Руководители Ойротской автономной области - Хабаров Павел Семёнович (1904-1937) - первый секретарь областного комитета ВКП(б); Сафронов Сергей Сергеевич (1899-1937) –председатель исполкома областного совета.

Игнатий Иванович – житель Аноса, пасечник.

В день памяти Гуркина в его музее-усадьбе в селе Анос директор Национального музея имени А.В. Анохина, кандидат искусствоведения Римма Михайловна Еркинова ознакомила собравшихся с письмами Григория Ивановича. Каллиграфический почерк мастера, его письма с рисунками, мечты о встрече и шуточные истории о том, как дедушка Гуркин будет проводить время с внуками – все это доносит до нас его стремление жить и творить ради процветания родины, поддерживал идеи социализма. Своих детей он тоже призывает любить Родину.

Кроме того, в начале осени Дом-музей А.А. Киселева в Туапсе прислал выписки из дневника А.А. Киселева – профессора, руководителя пейзажной мастерской Императорской Академии художеств в Петербурге, вольнослушателем которой был Г.И. Гуркин. Эти сведения расширяют наши знания о малоизвестном петербургском круге общения Гуркина.

Также Римма Михайловна поделилась со слушателями, что приблизилась к ответу на свой давний вопрос: почему Григорий Иванович выбрал именно село Анос для строительства своей усадьбы?
Григорий Чорос-Гуркин часто слышал, как его учитель пейзажист Иван Шишкин говорил, что учиться надо сначала у природы. И только потом, когда ученик научился понимать видеть натуру, уже для приобретения изящества, для усвоения высшей красоты, созданной человеком, нужно изучать вечные образцы человеческого творчества. "...прежде самые великие мастера становились в тупик перед деревом, человек среди природы так мелок, так ничтожен, что отдавать ему преимущества нельзя. Разве в лесу не чувствуешь себя таким слабым, разве не сознаешь, что составляешь только кукую-то ничтожную частицу этой невозмутимой и вечно прекрасной природы?"

Да и сам Григорий Иванович позже напишет своему учителю А.А. Киселеву, что его учитель – это природа. В годы обучения в Академии художеств в каникулярное время с апреля по октябрь он был свободен и мог ездить по Алтаю. Именно в это время он выбрал Анос для места жительства. По свидетельству современников, в Аносе тогда было всего 26 дворов. Вокруг стоял красивейший сосновый бор. Через Катунь была организована паромная переправа. Георграф, этнограф Григорий Николаевич Потанин в частной переписке заметил: «Имя это – Чемал – я давно знаю. Туда ежегодно ездил из Петербурга улалинский талантливый пейзажист Гуркин, чтобы писать этюды. Я видел чемальские виды и в альбоме Гуркина на академической выставке»…

Римма Михйловна предполагает: Григорий Иванович выбрал себе Анос в качестве места для своего будущего дома и мастерской в самом начале XX века. В 1902 году он начал перевозить сюда свою семью. Первым делом он построил дом, затем мастерскую. Позже он напишет: у него теперь есть место, где может работать, писать свои картины…

Большую ценность представляют и дневниковые записи сына Григория Ивановича – Александра, которые тоже передали в музей. Теперь специалистам предстоит кропотливая работа по оцифровке рукописных текстов писем, поиска новой информации из биографии художника. Музей впервые издаст полное собрание писем и воспоминаний художника Гуркина, которые собирались и изучались уже более 20 лет.

 {gallery}2021/11October{/gallery}

Решаем вместе
Проблемы в сфере экологии и природопользования? Защитим природу вместе

with countdown, watch the official models: 102324 DP41BSVSD. Bvglari diving fake watches UK. BVGLARI DIAGONO Series Fake Watches Roman pillars and arch building design inspiration for the dial and table, richard mille replica iwc replica Omega had the privilage to fully use NASA s all facilities. Having feedback from real professionals, wig shop darylelena installing a common ETA 6497 hand-wound pocket watch movement with sub-dial seconds at 6:00 Here s how it works. The driving wheel is mounted on the extended axle of the third wheel in the going train.