НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ РЕСПУБЛИКИ АЛТАЙ

имени А.В. Анохина

×

Внимание

Simple Image Gallery Pro Notice: Joomla!'s /cache folder is not writable. Please correct this folder's permissions, clear your site's cache and retry.

Нотно-музыкальный архив А. В. Анохина в фондах Национального музея Республики Алтай

Андрей Викторович Анохин вошел в историю культуры Сибири как выдающийся собиратель и исследователь музыкального фольклора, этнограф и просветитель, талантливый дирижер и весьма плодовитый композитор [7, с. 4]. Свидетельством его многогранной деятельности является богатое исследовательское и творческое наследие, рассредоточенное по различным учреждениям страны (музеям, архивам, научно-исследовательским институтам, библиотекам). Это материалы экспедиционных сборов, записи оригинального фольклора различных этнографических групп, рукописи авторских музыкальных произведений, научные труды, документы и фотографии.

Музыкальный архив А. В. Анохина, отражающий культуру рубежа XIX–XX вв., можно условно поделить на три составляющих. Во-первых, это духовная музыка: Андрей Викторович, по образованию – регент, и в его наследии имеются как церковные песнопения, популярные в то время, так и собственные сочинения данного жанра. Во-вторых, это традиционная музыка народов Сибири, собирателем которой он являлся и написанные на ее основе уникальные авторские произведения. В-третьих, это светская музыка, отражающая основные тенденции развития российского общества рубежа веков и написанная А. В. Анохиным на основе личных переживаний. К этой же группе можно отнести творения известных композиторов, использовавшиеся им в качестве репертуара для работы с хором и солистами.
Разобщенность архива А. В. Анохина обусловлена широким территориальным охватом научной и творческой деятельности исследователя и композитора в социокультурном пространстве Сибири (Бийск, Томск, Барнаул, Горный Алтай, Горная Шория, Хакасия, Тува), его работой по заданиям Томского отделения Русского музыкального общества, Томского общества изучения Сибири и Центрального бюро краеведения, а также движением архивных материалов между различными учреждениями (Национальный музей имени А. В. Анохина, Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН, Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН).

Основной объем собранных А. В. Анохиным уникальных фольклорных сведений до настоящего времени остался неопубликованным и хранится в Фонограммархиве Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН, в фондах Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН и Томского областного краеведческого музея [4, с. 17].
В Фонограммархиве Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН хранятся звуковые материалы по языкам и фольклору коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока России. К 1910-м гг. относится богатое собрание фонографических записей – образцов фольклора Южной Сибири и Алтая, сделанных А. В. Анохиным. В составе коллекций №№ 63, 494 имеются записи шаманских камланий и песен [2].

В Музее антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН архив А. В. Анохина входит в состав единого фонда и отнесен к числу особо ценных объектов культурного достояния народов Российской Федерации. Фонд № 11 содержит одну опись, состоящую из следующих разделов: 1 – «Полевые материалы и научные труды», 2 – «Материалы деятельности», 3 – «Труды других лиц». Всего 249 единиц хранения [4, с. 15].

Материалы научно-исследовательской и композиторской деятельности А. В. Анохина, рассредоточенные по различным музеям и архивам, нуждаются в выявлении и систематизации. Итоги данной работы в виде комплексного описания в перспективе предстанут ценным источником для музыковедов, историков культуры и этнографов народов Сибири. Настоящая публикация призвана представить обзор нотно-музыкальных материалов из фондов Национального музея имени А. В. Анохина.

В Национальном музее хранятся следующие материалы: музыкальные произведения и наброски композитора, личный педагогический архив, связанный с хормейстерской деятельностью, этнографические записи. Рассмотрим некоторые из них в соответствии с периодами исследовательской и творческой деятельности А. В. Анохина: начало 1900-х гг.–1920 г. – томский период; 1920–1926 гг. – барнаульский период; 1926–1931 гг. – алтайский период (связан с Горным Алтаем). Деление на данные временные отрезки является условным, т. к. на время с 1917 г. по 1920 г. он жил в Новониколаевске (Новосибирске), в Чемале, часто бывал в Томске, а на период с 1920 г. по 1926 г. – совершал систематические поездки в Горный Алтай.

С именем А. В. Анохина связывается заметный качественный скачок в церковном сибирском пении. Андрей Викторович получил солидную музыкальную подготовку в Московском Синодальном училище церковного пения. Годы его учебы совпали с переломным этапом в истории этого учебного заведения, когда к преподаванию были привлечены крупные деятели музыкальной культуры: ученый этнограф и композитор А. Д. Кастальский, видный хоровой дирижер В. С. Орлов – ученик П. И. Чайковского и Н. А. Римского-Корсакова. В число членов наблюдательного совета училища в те годы входили П. И. Чайковский, крупный музыкальный педагог и критик Н. А. Губерт, историк музыки Д. В. Разумовский. Завершил свое образование А. В. Анохин в Петербургской певческой капелле у известного композитора А. К. Лядова [7, с. 4].

В начале 1900-х гг. после окончания учебы А. В. Анохин приехал в Томск. Природная одаренность, кропотливый труд вывели его в число известнейших музыкантов города. О его высоком профессионализме говорит тот факт, что он являлся регентом хора самого крупного в то время кафедрального собора Томска – Троицкого. Кроме того, Андрей Викторович преподавал пение, теорию музыки и игру на скрипке в церковно-учительской школе, в гимназиях, в музыкальной школе М. Шиловской, в семинарии, в учительском институте. Одновременно много сочинял, преимущественно вокально-хоровые произведения. За ним прочно укрепилась репутация превосходного педагога и талантливого композитора [7, с. 4].

Сведений о церковно-музыкальной деятельности А. В. Анохина сохранилось немного. Есть описание очевидцев, как уничтожался церковный архив там, где служил Анохин. Комиссары выбрасывали церковные книги и прочие бумаги во двор на землю, а присутствующие боялись к ним приблизиться, ибо за этим могла последовать немедленная смерть. Сведений о том, были ли эти бумаги, в конце концов, уничтожены, или что-то сохранилось, а также о том, были ли среди них рукописи Анохина, нет. Ни одно из написанных им песнопений не было издано [8].

Духовная музыка, связанная с регентской и композиторской деятельностью А. В. Анохина, представлена в фондах Национального музея незначительным количеством рукописного нотного материала. В деле № 4438 имеется два авторских произведения, среди которых «Святый Боже» (не датировано) [9, л. 1] и «Молитва» с посвящением Прокопию Тимофеевичу Лаптеву (не датировано) [9, л. 23–24]. Кроме того, в данном деле есть произведения других композиторов, вероятно использовавшихся А. В. Анохиным в регентской деятельности («Милость мира» (музыка П. Г. Чеснокова) [9, л. 2], «Господи, услышь молитву мою» (музыка А. А. Архангельского) [9, л. 44]) и сочинения, авторство которых не известно («И молимтися Боже наш» (15 декабря 1916 г.) [9, л. 1], «Бог Господь явился нам..» [9, л. 29], «Боже сильный, боже правый» (не датированы) [9, л. 36–37, 40]). Принадлежность вышеперечисленных материалов к томскому периоду творчества композитора не является бесспорной, но вполне вероятна, т. к. все датированные рукописи из данной нотной подшивки относятся к анализируемому временному промежутку. Необходимо учитывать и тот факт, что именно в Томске А. В. Анохин уделял особое внимание духовной музыке.

А. В. Анохин был демократически настроенным человеком. Это проявлялось, прежде всего, в его творчестве. Композитор очень чутко воспринимал события общественной жизни и откликался на них своими музыкальными сочинениями. В Национальном музее представлены рукописи произведений композитора, являющиеся свидетельствами эпохи рубежа XIX–XX вв. Хоровые сочинения на слова С. Я. Надсона – «Похороны» [10, л. 133–135], А. Н. Толстого «Колодники» (7 февраля 1911 г.) [9, л. 11–19], С. И. Гусева-Оренбургского – «Реквием» [14, л. 77–81] являются лучшими примерами этого. Революционный порыв 1905 г. нашел отражение в его песне «Море яростно стонало» [13, л. 32], а события Первой Мировой войны – в «Боевом марше Второй Отечественной войны» на слова Е. М. Баранцевича (5 февраля 1915 г.) [10, л. 90–91] [6, с. 8; 7, с. 4]. Некоторые из них опубликованы в сборнике песен А. В. Анохина под редакцией В. Н. Никифорова («Море яростно стонало») [1, с. 12–14] и книге В. Ф. Хохолкова «Сказание об Алтае» («Боевой марш Второй Отечественной войны») [6, с. 44–53]. Сочинения подобного рода являются многочисленными в архиве А. В. Анохина из фондов Национального музея, но их принадлежность к тому или иному периоду творчества композитора является неопределенной, т. к. они не датированы. Отсюда следует необходимость проведения тщательной поисковой работы в данном направлении.

Ко времени пребывания А. В. Анохина в Томске относится светская музыка, не имеющая отношения к революционным и другим историческим событиям русской истории. Это песни, написанные на основе личных переживаний, а также лирические произведения на стихи русских поэтов. Среди рукописных нот, хранящихся в Национальном музее, к данной группе авторских сочинений можно отнести песни: «Дай руку мне», «Я кручину свою» (10 февраля 1911 г.) [9, л. 22–23], «Любите птиц, цветы и лес» (декабрь, 1918 г.) [13, л. 26] на слова неизвестного автора, предположительно самого композитора, «Северная элегия» на слова Г. А. Вяткина (26 января 1905 г.) [9, л. 28–29], «Трио» на слова С. Я. Надсона [9, л. 3–5], «Весенняя песнь» («Ивушка») на слова А. Н. Плещеева [9, л. 5], «Вырыта заступом» на слова И. С. Никитина (8 октября 1911 г.) [9, л. 25] и др. Среди них опубликована только «Ивушка» в работе В. Ф. Хохолкова «Сказание об Алтае» [6, с. 42–44].

В архиве А. В. Анохина из Национального музея имеются и рукописные ноты произведений известных русских композиторов: М. П. Мусоргского, Н. А. Римского-Корсакова, А. С. Даргомыжского, М. А. Балакирева, А. Г. Рубинштейна, П. И. Чайковского, М. И. Глинки, А. А. Архангельского и др. [9, 12, 13, 14], использующиеся Андреем Викторовичем в хормейстерской деятельности. Их принадлежность к тому или иному периоду творчества композитора не установлена в связи с отсутствием датировок. Кроме того, есть песни, авторство которых не определено [9, 12, 13, 14]: возникает вероятность, что они являются творческим плодом композитора А. В. Анохина. Возможности прояснения этих вопросов кроются в других источниках (публицистика, переписка, воспоминания).

На период с 1905 г. по 1906 г. Андрей Викторович Анохин вынужден был покинуть Томск: он был выслан на поселение в Белоцарск Уренхайского района (ныне г. Кызыл) за участие в социал-демократических кружках и в подпольном журнале «Робкие голоса», сочинение хоровых революционных песен и разучивание их со студентами [5, с. 3]. В ссылке он собирал материалы, в частности, записывал образцы оригинального вокала – тувинского горлового пения с его разновидностями [6, с. 8]. В музыкальном архиве А. В. Анохина в Национальном музее имеются две песни тувинцев, зафиксированные исследователем [12, л. 9–10]. Они не датированы, поэтому об их записи в данное время говорить невозможно.

В январе 1906 г. известный путешественник и исследователь Центральной Азии и Сибири Г. Н. Потанин предложил А. В. Анохину принять участие в этнографических экспедициях по Горному Алтаю [7, с. 4]. В 1907 г. Андрей Викторович стал членом Томского общества изучения Сибири и Томского отделения Русского музыкального общества. В 1908–1909 гг. он работал в экспедициях в Туве, Хакасии, Монголии и Горном Алтае: собирал материалы по фольклору и народной музыке тюркских племен, изучал местные языки и диалекты, выступал с докладами. С этого времени началась тесная связь А. В. Анохина с Музеем антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН [5, с. 3–4], что дает объяснение наличию материалов, собранных им, в крупнейших научно-исследовательских учреждениях Санкт-Петербурга (Музее антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН; Фонограммархиве Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН). В Национальном музее имеются следующие фольклорные записи: песни алтайских тюрков, включающие песни южных племен, песни северных племен, фрагменты кай; песни хакасов; песни тувинцев; песни монголов [12, л. 3–13]. Данные материалы не датированы и не исключено, что они не имеют отношение к томскому периоду.

Самым плодотворным в музыкальном отношении по праву считается барнаульский период. Его хронологические рамки: 1920 г. (по приглашению Алтгбоно А. В. Анохин переезжает в Барнаул и преподает пение, этнографию, археологию и краеведение в школах № 22 и имени III Коминтерна, руководит курсами хормейстеров при Рабоче-Крестьянской консерватории и ведет хор в педтехникуме) – 1926 г. (время переезда в Горный Алтай) [5, с. 4; 6, с. 10]. Из коллекций Национального музея имеются датированные данным периодом произведения, в том числе с сопроводительной надписью «Барнаул». Это светская музыка, являющаяся творческим выражением актуальных в то время тем общественной жизни: песни на слова Н. А. Некрасова «Барщинная» (15 ноября 1921 г.) [13, л. 42, 45, 55, 57], «Сытная» (28 ноября 1921 г.) [13], «Песня убогого странника» (10 ноября 1921 г.), «Несжатая полоса» (31 октября 1924 г.) [13, л. 26], «Ленин умер – Ленин жив» [10, л. 127], «Трагикомический марш» (14 ноября 1924 г., не окончен) [12, л. 45–52]. Кроме того, есть лирические песни: «Березка» на слова С. А. Есенина (5 февраля 1926 г.) [12, л. 2–3], «Я хочу» на слова неизвестного автора, возможно, самого А. В. Анохина (10 декабря 1922 г.) [12, л. 16–19]. Среди входящих в архив композитора произведений, написанных на основе фольклорных материалов, датирована лишь малая часть. К барнаульскому периоду относятся наброски поэмы «Эрлик» (19 апреля 1921 г.) [10, л. 35–40].

Горный Алтай А. В. Анохин посещал довольно часто как в период работы в Томске, так и в Барнауле. С 1917 г. по 1929 г. А. В. Анохин читал лекции по этнографии Алтая и преподавал пение на педагогических курсах в с. Чемал. В 1922–1926 гг. он совершал летние экспедиции на Алтай с учащимися школы имени III Коминтерна. Период с 1926 г. можно определить как алтайский: в это время А. В. Анохин переехал в Улалу и до 1929 г. работал в Улалинской опытно-показательной школе II ступени, реорганизованной в педтехникум. В 1930–1931 гг. он работал научным сотрудником Ойротского областного краеведческого музея (Национальный музей имени А. В. Анохина) [5, с. 4–6].
В нотно-музыкальных коллекциях А. В. Анохина, хранящихся в Национальном музее, имеются песни, сопровождающиеся надписью «с. Чемал», что позволяет говорить об их принадлежности к алтайскому периоду творчества композитора. Среди них «Алтын-Кёль» (26 сентября 1926 г.) – слова народные [10, л. 70], «Катунь» (июнь 1921 г.) [10, л. 4–12], вторая часть сюиты «Хан-Алтай» – «Сыгыды» (1 ноября 1920 г.) [11, л. 11–12].

В распределении других произведений между барнаульским и алтайским периодом возникают определенные трудности, обусловленные отсутствием датировок и сопроводительных комментариев, а также тем, что некоторое время А. В. Анохин курсировал между Барнаулом и Горным Алтаем. Тем не менее, в данной публикации нельзя не упомянуть о тех сочинениях композитора, которые создавались на основе фольклорных материалов и являются одними из лучших творений Андрея Викторовича. Наброски этих произведений, а также чистовые рукописные записи хранятся в фондах Национального музея. Это песни «Алтай-кожон» [10, л. 71–86], «Кас» («Гусь») [12, л. 16–18], сценическая поэма «Хан-Эрлик» [10, л. 35–40, 41–69], сюита «Хан-Алтай» [11, л. 1–14], шаманская мистерия «Талай-Хан» и др.

Таким образом, в Национальном музее имени А. В. Анохина хранится значительное собрание нотных источников, раскрывающих деятельность выдающегося исследователя духовной культуры Сибири и композитора, заложившего основы профессиональной музыки в Горном Алтае. Благодаря этим коллекциям можно проследить творческие предпочтения Андрея Викторовича на определенном этапе его жизни (томском, барнаульском, алтайском). В публикации была предпринята попытка первичной систематизации данных материалов не только по хронологии, но и по характеру музыкальных произведений (духовные, светские, традиционные). Томский период в большей степени связан с духовной и светской музыкой, что отражает его профессиональную регентскую деятельность и неравнодушие к социальным процессам, происходившим на рубеже XIX–XX вв. В это же время появляется интерес исследователя к традиционной музыке народов Сибири. Барнаульский и алтайский периоды характеризуются неослабевающим вниманием композитора к общественной жизни. Вместе с тем это время выделяется активной исследовательской работой, сбором фольклорных материалов, их профессиональной обработкой и созданием уникальных музыкальных композиций на их основе. Предварительные результаты изучения нотно-музыкального архива А. В. Анохина создают важнейший прецедент для исследования всех нотных, текстовых и аудио- материалов по данной теме, рассредоточенных по разным учреждениям страны и определяют перспективы этой работы.

Список источников и литературы:

1. Анохин Андрей Викторович. Сборник песен. – Горно-Алтайск, 1962. – 36 с.
2. Бурыкин А.А. Материалы по языкам и фольклору коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в коллекциях Фонограммархива ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН [Электронный ресурс] / А.А. Бурыкин – Режим доступа: http://lingsib.iea.ras.ru/ru/round_table/papers/burykin1.shtml.
3. Миненков В.М. Гражданский подвиг музыканта // Алтайская правда. – 1987. – 4 октября. – С. 4.
4. Еркинова Р.М. Архив А.В. Анохина: проблемы изучения // Сборник материалов научно-исторической конференции «Архивный документ – основа социогуманитарного знания», посвященной 85-летию архивной службы в Горном Алтае. – Горно-Алтайск. – 2011.– С. 15–18
5. Еркинова Р. Андрей Викторович Анохин // Кан-Алтай. – № 3. – С. 3–6
6. Композитор Андрей Викторович Анохин. Сказание об Алтае / Сост. В.Ф. Хохолков; Нотная графика В.И. Кравчука; Предисл. В.И. Эдокова. – Горно-Алтайск, 1989. – 120 с.
7. Миненков В.М. Гражданский подвиг музыканта // Алтайская правда. – 1987. – 4 октября – С. 4
8. Пономарев В.В. Очерк истории православного богослужебного пения в храмах Сибири [Электронный ресурс] / В.В. Пономарев - Режим доступа: http://sibmus.info/texts/ponomar/ocherk.htm.
9. Национальный музей, Д. № 4438.
10. Национальный музей, Д. № 4438, «Музыкальные произведения и наброски А.В. Анохина».
11. Национальный музей, Д. № 4450.
12. Национальный музей, Д. № 4451.
13. Национальный музей, Д. № 4452.
14. Национальный музей, Д. № 4452, «Из произведений А.В. Анохина».

Тохон (Полтева) И.В., специалист по экспозиционной и выставочной деятельности Музея-квартиры А.А. Блока, г. Санкт-Петербург
Опубликовано в сборнике «Урал-Алтай: через века в будущее: материалы всеросс. научн. симпозиума / БНУ РА «Научно-исследовательский институт алтаистики им. С.С. Суразакова». – Горно-Алтайск: ОАО «Горно-Алтайская типография», 2012. – С. 54–57

{gallery}2018/PoltevaAnokhin{/gallery}

Решаем вместе
Проблемы в сфере экологии и природопользования? Защитим природу вместе

with countdown, watch the official models: 102324 DP41BSVSD. Bvglari diving fake watches UK. BVGLARI DIAGONO Series Fake Watches Roman pillars and arch building design inspiration for the dial and table, richard mille replica iwc replica Omega had the privilage to fully use NASA s all facilities. Having feedback from real professionals, wig shop darylelena installing a common ETA 6497 hand-wound pocket watch movement with sub-dial seconds at 6:00 Here s how it works. The driving wheel is mounted on the extended axle of the third wheel in the going train.