НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ

имени А.В. Анохина

Изобразительное искусство Горного Алтая

Значительную часть музейных собраний БУ РА «Национальный музей имени А. В. Анохина» занимает коллекция предметов изобразительного искусства, насчитывающая около пяти тысяч единиц хранения. По полноте и разнообразию своих художественных коллекций он принадлежит к числу значительных музеев Сибири. Своеобразие музейной коллекции, безусловно, придают памятники искусства Алтая и Сибири: сибирские и алтайские иконы XVII–XIX вв., редкие печатные издания, живопись и графика первых профессиональных художников Алтая начала XX в., современных художников, огромное разнообразие произведений декоративно-прикладного искусства.

Зарождение изобразительного искусства в Горном Алтае связано с именем Григория Ивановича Чорос-Гуркина, ставшего одним из значительных мастеров русского реалистического пейзажа первой трети XX века. Творческое наследие художника насчитывает около пяти тысяч произведений. Они экспонируются во многих музеях Сибири, Москвы и Санкт-Петербурга. В Национальном музее имени А. В. Анохина хранится около 1500 живописных и графических работ. Это уникальное по полноте собрание произведений художника. Имеется и комплекс документов, которые являются основной источниковой базой для изучения жизни и творчества Чорос-Гуркина и его вклад в мировую культуру.

Г. И. Чорос-Гуркин родился 12 января 1870 года в небольшом селении Улала (ныне г. Горно-Алтайск) в семье кустаря-седельника из древнего рода «чорос».

Первоначальное образование получил в школе Алтайской духовной миссии. Работал учителем в школе с. Паспаул, затем в иконописных мастерских Улалы и г. Бийска.В середине 1890-х годов создает свои первые живописные полотна. Одна из них – «Ночь жертвы (Камлание)» 1895 г.

В 1897 году едет с А. В. Анохиным в Петербург, чтобы поступить в Академию художеств. Год работал по приглашению в мастерской известного русского пейзажиста И. И. Шишкина (1832–1898). Недолгое по времени, но исключительно плодотворное по результатам обучение дало Г. И. Чорос-Гуркину прочные основы реалистического метода создания пейзажа («Копия с этюда И. И. Шишкина» (1896), «Ели. Горное ущелье» (1900), где он во многом следует традициям своего учителя И. И. Шишкина. После смерти учителя он был зачислен вольнослушателем в Академию художеств (1899–1904), в мастерскую профессора А. А. Киселева.

С 1902 года Г. И. Чорос-Гуркин регулярно участвовал в осенних академических выставках, делая сравнительно большие персональные экспозиции в Академии и в «Обществе поощрения художников». Став членом Товарищества передвижных художников, наряду с такими прославленными мастерами как Суриков, Поленов, Савицкий, принял участие в 31-й Московской выставке Товарищества. На ней Г. И. Чорос-Гуркин представил картину «Катунь весной» (1903). Мотив родной горной реки потом будет углубляться и трактоваться по-разному на протяжении всего жизненного пути художника: «Морозное утро на Катуни» (1909), «Катунь зимой », «Катунь весной» (1911). Это был петербургский период в творчестве алтайского живописца (1897–1906) – период исканий и надежд, упорного изучения натуры, формирования мастерства и окончательного выбора пути.

Приехав на родину, он поселился в селе Анос на левом берегу живописной реки Катунь. Позднее художник выстроил здесь дом, мастерскую, шестигранный аил, разбил большой сад.

Среди величественных гор, наедине с природой прошли наиболее плодотворные годы жизни Г. И. Чорос-Гуркина. В этот период (1906–1916) он создает лучшие свои произведения: «Сосна Аската» (1906), «Хан-Алтай» (1907), «Озеро горных духов» (1910), «Корона Катуни» (1910), «Водопад Балыкту-Суу» (1912), «Юрта в саду художника» (1912).

За десять с небольшим лет состоялось шесть его персональных выставок в городах Сибири: 1907–1908 г. – в г. Томске ,1911 гг. – в Томске, Иркутске, Красноярске, Барнауле, 1915 г. – в Томске. Эти, так называемые, «Гуркинские недели» явились большим событием в культурной жизни Сибири, настоящим праздником живописи. «У Сибири появился, наконец, свой художник», – писала в то время пресса.

Стараясь найти образы и мотивы для своего творчества, Г. И. Чорос-Гуркин много ездил по Алтаю: писал этюды, делал множество натурных зарисовок, набросков, обдумывая замысел будущих своих полотен, что говорило о серьезном намерении воплотить их в жизнь. Ничто не составляет без внимания острый, зоркий глаз художника: он фиксирует на бумаге древние памятники культуры: курганы, каменные изваяния, писанницы. Почти документально изображает жизнь своих соплеменников, сцены охоты, быта, культовых обрядов. В экспозиции музея находятся рисунки этнографического плана: «В юрте Кулуна», «В юрте демичи», «Шаманский бубен», «Ташаур», «Отык. Калта», «Культовое место в аиле» и другие. Графические работы художника, выполнены карандашом и пером, отмечаются тонкой филигранной техникой.

Наряду с большими полотнами, пейзажами–картинами с определяющей и обязательной метафорой у Григория Ивановича есть множество этюдов, полных глубоких лирических переживаний, которые он изображал постоянно, в любое время года, всегда умея в каком-нибудь непритязательном мотиве, интимном уголке природы найти большую тему, полную выразительности и значения: «Сосновый лес» (1901), «Камень, поросший мхом» (1902), «Юрта в Аносе» (1905).

Наиболее плодотворной была поездка в 1908 году вокруг священной горы алтайцев Уч-Сумер – Белухи: «Гора Белуха», «В Ак-Кеме», «Горное озеро», «Река Иедыгем». В 1912 году предпринята поездка в самые дальние уголки Алтая, где еще сохранились места с характерным для алтайцев укладом культуры и быта «На берегу Телецкого озера», «Начало камлания», «Каменное изваяние».

Г. И. Чорос-Гуркин не ограничивался чисто художественной деятельностью, а выступал еще с литературными произведениями на страницах газет «Сибирская жизнь», «Жизнь Алтая».

Третий период творчества художника (1917–1937 гг.) падает на годы революции, гражданской войны, эмиграции, советской власти.

1917–1919 гг. он возглавил национально-освободительное движение алтайцев, которое выдвигало такие общедемократические требования как политическое равноправие и самоуправление, свобода языка, культуры и т.д. Дважды был арестован. Из-за нестабильной политической ситуации эмигрировал в Монголию, затем в Танна-Туву. Разлука с родиной длилась почти 6 лет (1919–1925 гг.). В эти годы мастер по-прежнему много работает, пишет пейзажи, портреты, запечатлевает в карандаше и красках характерные особенности природы Монголии и Тувы: «Кочевье в горах» (1920 г.), «Юрта» (1921 г.), «Стан. Озеро Таджи-куль» (1924 г.), «Обо на перевале» (1924 г.).

Осенью 1925 года Г. И. Чорос-Гуркин возвращается на родину. В начале 1926 года он с успехом проводит в городе Новосибирске свою первую при Советской власти выставку. Становится членом Всесибирского общества художников «Новая Сибирь». В том же году он принимает участие сразу в двух выставках, проходивших в г. Москве: в восьмой выставке Ассоциации художников революционной России (АХРР) «Жизнь и быт народов СССР» и в «Сибирской выставке», организованной Обществом по изучению Урала, Сибири и Дальнего Востока. Много сил и времени Г. И. Чорос-Гуркин отдал просветительской и педагогической деятельности. По его инициативе открываются музей, национальное издательство, художественная школа для талантливой молодежи. Иллюстрирует первые учебники, книги, рисует плакаты.

11 октября 1937 года Г. И. Чорос-Гуркин, выдающийся художник, сын своего народа был расстрелян как «враг народа».

В 1956 году Г. И. Чорос-Гуркин был реабилитирован.

С именем Н. И. Чевалкова связан новый, советский этап в развитии алтайского искусства. Он принадлежит к тем национальным художникам, чей талант и первые шаги в творчестве совпали с тем временем, когда закладывались основы нового общества, зарождалось в поисках и противоречиях многонационального советское искусство.

Чевалков Николай Иванович родился 21 декабря 1892 года в селе Улала (Горно-Алтайске) в семье крестьянина. Учился в церковно-приходской школе, затем в катехизаторском училище в г. Бийске.

Профессиональные навыки Чевалков постигал в 1920–1922 годах в Алтайской губернской художественной школе в Барнауле у известных художников А. О. Никулина, В. Н. Гуляева, а также под влиянием своего знаменитого земляка Г. И. Чорос-Гуркина.

«Мечты дикарки», «Вечер», «Базар» – ранние полотна художника стали тем фундаментом, на котором сформировался оригинальный стиль зрелого Чевалкова. Успех на выставке «Новая Сибирь» в 1927 году принес ему широкую известность. Его называли «алтайским Гогеном», а работы приобретались крупнейшими музеями Сибири.

К началу 1934 г. художественный фонд Ойротского краеведческого музея состоял из 85 единиц, из них 74 работ Г. И. Чорос-Гуркина, 11 работ Н. И. Чевалкова, в июне того же года временно передаются еще 14 картин. Его рисунки привлекают смелостью художественного мышления и воспринимаются как свидетельства времени.

Наиболее сильную сторону таланта художника составляло незаурядное колористическое дарование. В те же годы ярко проявилось увлеченность Чевалкова графикой. Он достиг немалых результатов в оформлении популярных журналов, а так же алтайских учебников. В 1930-е годы Чевалков создает архитектурный проект Дома Ленина в национальном духе, преподает в Ойротской художественной школе, воспитывает целую плеяду молодых алтайских художников

Творческое наследие Чевалкова невелико, но в каждой сохранившейся работе он предстает глубоко самобытным живописцем, наследником богатой и древней алтайской культуры.

20 июня 1931 года в Улале открылась Ойротская художественная школа – средне-специальное учебное заведение, первое среди национальных автономий Сибири. Инициаторами создания школы и преподавателями были Г. И. Чорос-Гуркин и Н. И. Чевалков. Ее первым директором был И. Т. Липовцев, в 1932 г. А. А. Луппов. В разные годы также художественные предметы вели Г. Е. Дулебов, Н. Е. Емельянов, В.Р. Волков, С. А. Астра, а также бывшие ученики – Н. В. Шагаев и А. А. Каланаков. Его выпускники предназначались для работы педагогами изобразительного искусства неполных средних школ, сотрудниками государственного издательства, политико-просветительной работы.

На 15 октября 1935 г. в списке картин музея числятся работы А. Силича, Г. Дулебова, Д. Кузнецова, И. Тютикова, Н. Курзина, Г. Бекина, П. Бодунова, Н. Ситкина, П. Чевалкова, Н. Шагаева, А. Старцева, П. Бобурганова, А. Таныша, А. Хмылева – первых учеников и преподавателей Ойротской художественной школы.

В 1991 г. коллекции художественного отдела пополнились новыми материалами об Ойротской художественной школе. Это архивные материалы, художественные произведения преподавателей С. А. Астра, А. А. Луппова и учеников.

Развитие изобразительного искусства 1940–1950-х годов задержала Великая Отечественная война. Ученики и преподаватели Ойротской художественной школы (1931–1941 гг.) ушли на фронт, многие с войны не вернулись. Поэтому алтайское искусство этого периода характеризуется творчеством художников, которые приехали в область перед войной или в начале войны: В. Р. Волкова, С. А. Астра, В. Е. Лях-Раскольникова.

В конце 1940–1950-х годов в Горно-Алтайске образовалась группа талантливой молодежи: С. Чернов, Н. Иванов, Л. Сухов, А. Хмылев, вернулись с фронта П. Чевалков, А. Таныш, Н. Шагаев. Произведения этих лет представлены тематической картиной. Художники ставили своей задачей художественное осмысление пройденного страной и областью пути, воспевали труд советских людей, суровость и красоту родного края, любовь к Родине: А. М. Хмылев «Косяк лошадей» 1939 г., Л. Г. Сухов «Высокогорье» 1940 г., Н. В. Шагаев «Высокогорное пастбище» 1951 г.

Ядро коллектива художников 1950-х годов составляли Н. В. Шагаев, Л. Г. Сухов, А. А. Таныш, П. С. Чевалков. Но их преподавательская и оформительская работа, которой они в основном занимались, не давала им уделять должное время творчеству.

В 1950-е годы и начале 1960-х большую роль в воспитании творческих сил сыграла художественная студия при городском Доме культуры, которой руководил замечательный человек и педагог А. А. Луппов, связавший свою судьбу с Горным Алтаем с 1933 года. Многие воспитанники студии впоследствии стали профессиональными художниками, архитекторами, искусствоведами.

После потерь военного времени и отъезда из области ряда ведущих художников изобразительное искусство Горного Алтая постепенно восстанавливало силы. В середине 60-х годов появилась группа художников, целиком сформировавшаяся в послевоенное время и сыгравшая ведущую роль в развитии художественной культуры Горного Алтая. Представителями этого поколения стали И. И. Ортонулов, М. К. Бабаков, А. Х. Исхаков, С. К. Янсон, В. И. Хромов, А. В. Гурьянов, В. Д. Запрудаев, В. Н. Костин, К. И. Басаргин и другие. Много работает в Горном Алтае уехавший в 1960-е годы Н. В. Шагаев, родным Алтай становится в творчестве известного кемеровского художника А. М. Ананьина (Народный художник СССР).

В 1970–1980-е годы ознаменовались значительным подъемом в изобразительном искусстве Горного Алтая. Работы художников этого периода объединяет не прямое следование натуре, а стремление творчески, современно переосмыслить ее, найти и отразить черты времени. Наблюдается строгая продуманность и картинное построение пейзажа. Пейзаж не мыслился без прямого или косвенного присутствия человека. Характерной чертой времени в изобразительном искусстве становятся городские, индустриальные пейзажи. Художники начинают разрабатывать смысловую и пластическую эстетику этого жанра. Тому подтверждение работы Н. В. Шагаева «Летняя стоянка чабанов» 1972 г., А. Х. Исхакова «Окрестности города Горно-Алтайска» 1960-е гг., А. В. Панина «Улалушка» 1980 г., В. П. Чукуева «Табун лошадей» начало 1970-х гг., «Перед заходом солнца» 1980 г., В. Н. Костина «На стоянке» 1975 г., Н. В. Шагаева «Стоянка чабана» 1979 г., В. Д. Запрудаева, «Строительство Кулады» 1987 г., С. И. Чернова «Перевал» 1973 г., С. К. Янсона «Труд поколений» и другие работы. В это время утверждается жанр портрета, где авторы обращают особое внимание на постижение социальной психологии человека, выражение эмоционального состояния людей: С. К. Янсон «Девочка из Кучерлы» 1966 г., А. И. Аперович «Таня» 1972 г., В. С. Торбоков «Портрет А. А. Таныша» 1989 г., портреты А. М. Ананьина.

Люди, творящие день сегодняшний, окружающий их мир, не оставлены без внимания и скульпторами. Особенностью скульптурных произведений является то, что выполнены они в долговечных материалах: дереве, бронзе, камне, что требовало от авторов крепкого мастерства, чувство материала и особой ответственности. В экспозиции представлены работы известных скульпторов: А. В. Гурьянова, В. И. Хромова, П. А. Елбаева. Интересны работы скульптора М. И. Примерова «Алтайка», «Алтаец» (1930-е гг.).

Интернациональная тема о жизни современной Монголии вошла в творчество художников В. П. Чукуева, И. И. Ортонулова.

К началу 1990-х годов поменялись мировоззренческие устои. Исчерпанными стали идеалы высокой гражданственности, труда на благо общества, человека-героя, питавшие искусство соцреализма. На смену пришли новые веяния, новые устремления художников.

Первым проявлением свободного творческого самовыражения была выставка трансфигуративного искусства (1995 г.). Появились новые имена, работы которых были представлены в стиле этноархаики: С. В. Дыков, В. Г. Тебеков, А. К. Дмитриев, Н. А. Чепоков. С успехом продолжают развиваться традиции русского реализма в творчестве таких мастеров пейзажного жанра как А. И. Аперович, А. И. Бушуев, Е. В. Бучнев, В. С. Торбоков, С. Г. Козловцева, Е. А. Корчуганова, В. П. Ельников, Ю.И. Федотов.

Скульптура как вид изобразительного искусства представлена работами К. И. Басаргина, А. В. Гурьянова, В. Б. Вакулева, П. А. Елбаева, В. Н. Хромова и других авторов, связанных с алтайской тематикой. Выполнены они в различных материалах и техниках: от камня, гипса, литого металла, дерева, кости до керамики и подчеркивают общие тенденции развития алтайского искусства.

По своему интересны своим особым прочтениям работы художников, не получивших в силу разных причин полного профессионального образования. Картины и рисунки П. С. Чевалкова, М. К. Бабакова, Н. М. Чедокова, Г. П. Токоекова, А. К. Кыйынова, Н. А. Чепокова, Л. М. Сафронова и других стали неотъемлемой частью художественно-культурного процесса региона.

Всего в залах экспозиционных залах и фондах Национального музея имени А. В. Анохина представлены работы более пятидесяти авторов, творчество которых непосредственно связанно с изобразительным искусством Республики Алтай.


Заместитель директора Еркинова Р. М., кандидат искусствоведения,
старший научный сотрудник художественного отдела Кабекова Т. М.