НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ

имени А.В. Анохина

Судьба библиотеки и архива С. И. и Н. С. Гуляевых

      В истории Горного Алтая идея создания музея связана с именами Г. И. Чорос-Гуркина, А. В. Анохина, основой для формирования фондов будущего музея послужили коллекции известных исследователей Алтая и Сибири Степана Ивановича и Николая Степановича Гуляевых.

      Наследие Гуляевых сегодня составляет уникальную и значимую часть фондов Национального музея, которая постоянно привлекает внимание исследователей. Договор о приобретении коллекций и библиотеки был заключен 29 октября 1918 года. 30 ноября 1918 г. скончался Николай Степанович Гуляев. 

      3 января 1919 г. комиссия в составе представителей Каракорум-Алтайской Земской Уездной Управы в лице уполномоченных Степана Ивановича Гуркина, Евгения Александровича Якимова и наследницы Николая Степановича Гуляева – Антонины Николаевны Ветринской составили акт, согласно которому Каракорум-Алтайской Земской Управе для создания музея-библиотеки по 25 спискам было передано:1311 книг, архив из 74 папок, 113 предметов по археологии, минералогии и 12 таблиц, которые были доставлены в Улалу в начале января 1919 г.

      Как оказалось, будущему музею были переданы не 1311, а 1295 книг. Описи (экземпляр музея) были утеряны в 1920-х годах, но в сохранившемся в Государственном архиве Алтайского края экземпляре акта, в описях книг оказались зачеркнутыми 16 наименований, там же обнаружено заявление А.Н. Ветринской «… считаю долгом объясниться, что при составлении списков некоторые книги отцом моим Н.С. Гуляевым были в разное время переданы разным лицам. Теперь, не имея возможности за неизвестностью места нахождения книг, передать Управе не обязуюсь поэтому их возвратить. Заявляю, что в случае появления их у кого-либо, или взявший возвратит их наследникам, то таковые мною будут немедленно пересланы Управе». 

      Не дождавшись по договору первых денег в конце января 1919 г. наследники Николая Степановича Гуляева: Вадим, Сергей, Анна и Антонина обращаются с письмом в Каракорум-Алтайскую Уездную Земскую Управу с заявлением: «Прилагая при этом копию духовного завещания покойного отца нашего Николая Степановича, заявляем: в силу того, что в настоящее время мы наследники испытываем острую нужду в деньгах – Сергей Гуляев только что возвратился из плена и нуждается в покупке одежды, Анне Гуляевой необходимы деньги для продолжения учения, а остальным для ремонта дома и уплаты просроченных и текущих налогов по дому, просим выплатить причитающиеся деньги по очередному взносу. Согласно договору, заключенного с покойным отцом нашим Николаем Степановичем по продаже музея и библиотеки, выслать в Барнаул на имя Сергея Николаевича Гуляева, коему и доверяем получить вышеуказанные деньги. г. Барнаул, 1919 г., январь». 

      27 февраля 1919 г. Сергей Николаевич Гуляев из г. Бийска отправляет телеграмму сестре «Каракорум отказал точка Деньги переводятся в суд случае опоздания начинай процесс – Сергей». Наследникам так и не удалось получить остальные деньги, так как Горный Алтай был охвачен гражданской войной, Каракорум-Алтайская Уездная Земская Управа перестала существовать, не у кого стало получать деньги.
В русле определенного времени и идеалов протекала история первого музея, его экспонатов.

      Переданные коллекции после перевозки из г. Барнаула в Улалу из-за отсутствия постоянного помещения лежали в ящиках неразобранными до 1920 г. В докладной записке, хранящейся в архиве музея, А.В. Анохин писал: «…В мой приезд из Томска в Горный Алтай в 1919 г. библиотекой Гуляева и музеем в Улале заведовал Дружинин, приват-доцент Московского университета. В Томске того же года от Иннокентия Серышева, проезжавшего с Алтая в Иркутск, я узнал, что Дружинин экстренно уехал в Москву, прихватив с собой 40 книг из библиотеки Гуляева. За это время 200 книг из библиотеки были отправлены А.М. Красноусовым в с. Чемал для педагогических курсов».

      16 сентября 1920 г. на заседании коллегии Горно-Алтайского отдела народного образования рассматривался вопрос «О необходимости создания музея для Горного Алтая». Вопрос о здании и месте его пребывания оставили открытым до выяснения местонахождения постоянного уездного центра.

      В 1920 г. Горно-Алтайский уездный отдел народного образования поручил А.В. Анохину и В.С. Ялбачеву перевезти музей и библиотеку в Чемал. В августе месяце в Чемале А.В. Анохиным были развернуты только палеонтологические и этнографические коллекции. Будучи заведующим музея Анохин запретил посторонний доступ к книгам.

      В декабре того же года Барнаульским Губоно в Чемал был прислан Глеб Пушкарев для изъятия рукописей Гуляевых. Но Анохин под предлогом зимних холодов оставил архив в Чемале. Весной 1921 г. из Барнаула в Чемал вновь командируется Н.К. Минятов, студент Томского университета, проходивший практику в Барнаульском архиве. Анохин допустил его до подбора рукописей, а сам в это время отправил в Томск Нацмену И.И. Зяблицкому телеграмму с запросом как поступить с рукописями – отдавать Барнаулу или нет. Ответ на телеграмму, запрещавший категорически всякие изъятия было получено только через месяц, за это время, ожидающего ответа Анохина торопили с передачей. Между представителем Барнаульского архива и Анохиным случился конфликт, в результате которого первый пожаловался председателю Волисполкома Бельскому. Тот пригрозил арестом, и Анохин вынужден был отдать рукописи с весом в четыре (по другим источникам) в 6 пудов, заручившись от Бельского «согласием», что всю вину за передачу рукописей возьмет на себя.

      По материалам фондов Государственного архива Алтайского края удалось выяснить, что из Чемала Николай Константинович вывез пять тысяч различных документов, которые по приезду в Барнаул и передачи в архив распределены по тематике на 83 группы.

      С осени 1921 года по декабрь 1926 г. музей неоднократно переезжал из одного населенного пункта в другое. В декабре 1926 г. секция краеведения методического бюро при Облоно обследовала состояние коллекций Ойротского музея. Осмотр специальной комиссии установил, что от собрания музея сохранилась одна треть, при неоднократных перевозках и передачах были утеряны описи предметов, что затрудняло произвести хотя бы приблизительный учет. Дальнейшее пребывание коллекций в таком состоянии грозило им полнейшей гибелью. В 1926 г. наконец-то было предоставлено отдельное помещение в Улале (дом-магазин Д. Тобокова). Сотрудники музея привели в порядок коллекции, библиотеку, оставшийся архив, а также значительно пополнили фонды новыми экспонатами. 29 мая 1927 г. музей открыл двери для посетителей. 

      В 1927 г. А.В. Анохиным предпринимается попытка поиска переданных для Чемальских педагогических курсов книг из библиотеки Гуляевых. По его ходатайству 12 июня 1927 г. отдел народного образования выдает удостоверение Клесмет Ивану Ивановичу, заведующему Чемальским интернато. Ему было поручено просмотреть всю аймачную библиотеку в Чемале и изъять материалы и книги, принадлежавшие музею и имеющие подписи и печати Н.С. Гуляева. К осени Иваном Ивановичем были разысканы и возвращены музею 75 книг.
В 1927 г. сотрудники Секции краеведения методического бюро при областном отделе народного образования обращаются к сыну Николая Степановича Гуляева – Вадиму Николаевичу с просьбой передать имеющиеся у него два альбома художника Г.И. Гуркина с зарисовками природы, археологии, этнографии Алтая, а также сообщить, не остались ли копии описи коллекций и библиотеки. В 1928 г. Н.Н. Арбузова – заведующая музеем обращается к Г.И. Чорос-Гуркину «По полученным сведениям у Вас имеется опись коллекций, архива и библиотеки, приобретенная у Гуляевых. Если есть, просим выслать в ближайшее время». Тем не менее, эти обращения не дали никаких результатов.

      Сотрудники музея обращаются в Московский университет на имя Б.Ф. Добрынина с просьбой вернуть взятые им в 1919 г. книги, выяснили, что он перевелся работать в Тбилисский университет, ответа от него самого не последовало.

      В 1931 году Т.А. Миненко составляется опись оставшегося гуляевского архива, по которой значатся 24 папки с письмами, документами, списком литературы, а также опись картографического материала.
Вторая половина 1930-х годов наложила отпечаток на развитие музея, меняя судьбы людей и экспонатов. Репрессии 1930-х годов не миновали музей. За период с 15 ноября 1937 года по 15 апреля 1938 года «библиотека была очищена от контрреволюционной и другой вредной и устаревшей литературы и приведена в порядок». Из фондов художественных картин были изъяты работы «контрреволюционных националистов». Также с 1927 по 1941 годы в музее сменилось 30 директоров и сотрудников, некоторые из них были сняты с работы или репрессированы. Сверки, проводимые с каждой сменой руководства музея, выявляли отсутствие большого количества экспонатов и книг из библиотеки Гуляевых. 

      Кроме того, многие руководители области, чиновники пользовались книгами из библиотеки музея. В 1937 г. сотрудники музея неоднократно обращаются прокурору Майминского района И.В. Пьянкову с просьбой вернуть взятые книги: «Россия. Полное описание. Том XVI. Западная Сибирь» и «Сведения о Сибири» из библиотеки Гуляевых. Он, так и не вернув книги, выехал в г. Тайга.
В годы Великой Отечественной войны в г. Ойрот-Тура (с 1947 г. Горно-Алтайск) эвакуированы институты: Московский педагогический им. К. Либкнехта, Тамбовский плодово-овощной им. И.В. Мичурина. Музей развернул большую работу по обслуживанию студентов и профессорского состава своими материалами, экспозициями, наглядными пособиями из фондовых коллекций и библиотекой.
После возвращения домой эвакуированных институтов, при сверке в январе 1946 г. музей недосчитался 53 книг, в числе которых были и из библиотеки Гуляевых, не возвращенные лицами из преподавательского состава. 

      Основу собраний книг заложил Степан Иванович Гуляев. Его библиотека представляла собой одно из самых крупных книжных собраний Сибири второй половины XIX века.
Степан Иванович пользовался большой популярностью и известностью среди исследователей. Он неутомимый краевед, изобретатель, публицист, член 11 научных обществ. Его дом был своего рода клубом для местной интеллигенции, любителей старины, заезжих ученых и путешественников. Их привлекала богатая библиотека, состоящая из 1128 книг, геологическая, этнографическая, палеонтологическая коллекции. По нынешним меркам, 1128 книг, включая периодику, не кажется большой. Но это был прекрасный подбор изданий преимущественно по естественным, гуманитарным наукам и технике. Библиотека С.И. Гуляева начала складываться в первые годы петербургской жизни, так как к моменту переезда в Барнаул в 1859 г. она уже составляла солидное книжное собрание (Троицкий Ю.Л., 1984, с. 82).
      В 1862 г. С.И. Гуляев на собственные скромные средства открыл первую в Барнауле публичную библиотеку с читальней (Фомина А.А., 2002, с.187). 

      После смерти Степана Ивановича (1888 г.) все собранное им, в том числе богатый архив, унаследовал младший сын Николай Степанович. Старший сын Александр (1838–1880), живший отдельно от отца в Барнауле, имел собственную библиотеку, открытую для читателей. Тематика комплектования библиотеки была универсальной, имелась литература для детей (Фомина А.А., 2002, с. 188).

      В числе хранящихся в фондах Национального музея книг Гуляевых есть один экземпляр из библиотеки Александра: «Картины природы с научными объяснениями Александра Гумбольдта. Издание второе. Часть первая. – Москва, 1862 г. с экслибрисом «Библиотека А. Гуляева. Для чтения». П.И. Макушин, купивший библиотеку Александра Степановича, создал на ее основе в 1870 г. Томскую публичную библиотеку. Однако не все издания из библиотеки А. С. Гуляева покинули город. Через два с половиной года, в 1873 г. в Барнауле открывается частная публичная библиотека П.И. Веснина. П.И. Веснину удалось уловить настроения читательской моды. В конце XIX в. его библиотека даже составила конкуренцию барнаульской городской общественной библиотеке. В течение 12 лет, до открытия в 1885 г. народно-школьной библиотеки при Нагорной школе, библиотека П.И. Веснина (1873–1894 гг.) была единственной общедоступной для горожан библиотекой (Фомина А.А., 2002, с.188). Услугами библиотеки, по-видимому, пользовался и Николай Степанович Гуляев, так как в фондах музея имеется книга «Летопись. Этнография», где коричневыми чернилами написано «№ 1906 Библиотека П. Ив. Веснина (№ 317)» (почерк Гуляева Н.С.).

     Как было сказано выше, полноправным и единственным наследником библиотеки и архива С.И. Гуляева стал его сын Николай, который с 1881 г. живет в Барнауле. Николай Степанович Гуляев (1851–1918) после учебы в Барнаульском горном училище и Томской гимназии поступает в 1871 г. на юридический факультет Петербургского университета. За участие в студенческих политических волнениях он был отчислен и продолжал учебу на естественном отделении физико-математического факультета Казанского университета. В 1875 г. Н.С. Гуляев выехал за границу и провел около двух лет в Германии и Швейцарии, где слушал лекции по горному делу. После возвращения на родину Николай Степанович служил агентом в частном пароходстве г. Омска, затем на Тюменской железной дороге, участвовал в сооружении Обь-Енисейского канала, где проявил интерес к сибирской истории (археологии). С 1896 г. назначен архивариусом главного архива Алтайского округа, где прослужил до самой революции. 

     Николай Степанович оказался достойным преемником и продолжателем дела отца. Круг научных интересов Н.С. Гуляева был широким: в области естественных наук его интересовали геология и минералогия. Следуя семейной традиции, Н.С. Гуляев бескорыстно снабжал ученых всей информацией, имеющейся в его распоряжении, предоставляя книги из личной библиотеки. Он был одним из основателей и активным участником Общества любителей исследования Алтая, ядро которого составили ссыльные народники. 

     Поисками наследия, книг Гуляевых занимались многие исследователи. В начале 80-х годов XX века новосибирскому исследователю Ю.Л. Троицкому удалось найти лишь 48 книг, принадлежавших Гуляевым в Горно-Алтайском областном музее, А.А. Фомина обнаружила 178 книг в архивах и музейных фондах Барнаула и Горно-Алтайска, Н.В. Шалаева в 1990-х годах отыскала всего 78 книг в фондах Горно-Алтайского краеведческого музея, и 4 в фондах Алтайского государственного краеведческого музея.

      Сегодня, мы с полной уверенностью можем сказать, что из 1295 переданных книг в музее сохранились и дошли до нашего времени 170 книг из библиотеки С.И. и Н.С. Гуляевых, на которых удалось идентифицировать 7 разновидностей владельческих знаков, принадлежащих членам семьи Гуляевых. В одних книгах имеются штампы «Н. Гуляев», «Николай Степанович Гуляев», печати с анаграммами «Н.С.Г.», подписи, пометки от руки с подписями, книги с дарственными надписями от авторов. 

      Кроме того, в Государственном архиве социально-политической документации Республики Алтай хранятся 8 книг по горному делу и т.д. из библиотеки Гуляевых, одна книга с печатью, 7 других с характерными пометками и подписями, номерами ящиков и т.д.

      170 книг хранящиеся в фондах музея, по тематике собрания самые разнообразные (от естественнонаучной до этнографической), и имеют различные владельческие знаки. В фондах музея большой интерес вызывают книги, которые могли также принадлежать Гуляевым, но не имеющие каких-либо штампов или печатей. Например, «Этнографическое обозрение № 1, № 3, № 4 за 1897 год» имеют подписи Н.С. Гуляева, в то же время № 2 за тот же год не имеет подписи. Тем не менее, все книги имеют такие же карандашные пометки и подчеркивания на полях, которые имеются в книгах с подписями и печатями. Таких книг в музее около 50. По наименованиям они соответствуют описям переданных книг.

      Большой интерес вызывает рукопись книги Н.С. Гуляева и П.Е. Семьянова «Инородцы Горного Алтая» (алтайские калмыки). Именно с этой рукописи начались переговоры о приобретении коллекций для создания музея в Горном Алтае. Историко-этнографический очерк, написанный в 1918 г. состоит из трех частей: «Этнографического обзора», «Историко-этнических сведений о тюркских кочевниках Алтая», и «Исторического обзора земельных отношений бывшего кабинета к инородцам Горного Алтая». Авторами был собран и систематизирован большой материал, освещающий вопросы истории Горного Алтая, этнографии коренного населения, административного и общественного устройства, статистические сведения о численности алтайцев и т.д. Рукопись интересна еще тем, что на переплете присутствует надпись: «Вкладывая рукопись Гуляева и Семьянова в эти корки, надеюсь, что рукопись эта будет в ней и храниться. Иначе очень скоро некоторые листы будут утеряны. Л. Сары-Сэп. Конзычаков. 15 /IX -1929 г. г. Улала». 

      Из 24 папок гуляевского архива сохранились и дошли до нашего времени всего 4 папки с документами: материалы о просьбах и жалобах калмыков, кочевавших за Бийской линией к императрице Екатерине II; Копии указов и распоряжений Екатерины II по поводу ясашных народов; жалоба Бийского купца 2-й гильдии Тимофея Ефграфова Мокина от 21 октября 1882 г. перекочевавшего в Алтайские калмыцкие стойбища около речки Усть-Кан на стеснительные для него действия подлесничих Бийского округа Васильева, Байгашева, а также на Алтайское горное Правление за наложение взыскания в 946 р. 51 к.; жалоба на стеснение калмыков, кочевавших за Бийской линией, со стороны русских крестьян (здесь же комментарии А. Г. Данилина). Все документы извлечены Н.С. Гуляевым из дел Московского архива иностранных дел, Земельной части главного архивного управления. 

      Все гуляевские книги имеют полутора – и двухвековой возраст, сегодня они стоят на особом учете в музее. Их, как величайшее сокровище, выставляют в экспозициях, к ним, как к драгоценному источнику сведений о прошлом, обращаются ученые и исследователи. Библиотечный фонд Национального музея насчитывает более 8000 единиц хранения (не считая журнального фонда и фонда периодической печати), и золотым ядром являются уникальные издания из библиотеки Степана Ивановича и Николая Степановича Гуляевых.

Белекова Э. А.

 

Литература
1. Белекова Э.А. Судьба библиотеки и архива С.И. и Н.С. Гуляевых // Гуляевские чтения. Вып. 3. Материалы седьмой и восьмой историко-архивных конференций. – Барнаул, 2013. – С. 9-18.
2. Троицкий Ю.Л. Личная библиотека С.И. Гуляева (проблемы реконструкции) // Русская книга в дореволюционной Сибири. Книгописная деятельность и круг чтения сибиряков. – Новосибирск, 1984. – С.82-91.
3. Фомина А.А. Реноме Н.С. Гуляева в библиотечном мире Алтая // Гуляевские чтения. – Барнаул, 1998. – С.130-132.
4. Фомина А.А. Историческое наследие библиотек Алтая// Ученые записки Алтайского государственного института искусств и культуры. Материалы международной научно-практической конференции «Сохранение и воспроизводство культурного наследия народов Сибири» 14-16 марта 2002 г. – Барнаул, 2002. – С.187-189.
5. Шалаева Н.В. С.И. Гуляев и Н.С. Гуляев и развитие музейного дела на Алтае (вторая половина XIX –начало XX века) // Гуляевские чтения. – Барнаул, 1998. – С. 120-123